История прихода

Вознесенский мужской монастырь. г. Иркутск.

История существования Михаило-Архангельского храма, неразрывно связана с историей Вознесенского монастыря. В 1867 году монастырю выделили землю под скит у Иннокентьевского источника.

Ни в одном из документов не говорится о причине выбора именно этого места для основания скита, по народному преданию считается, что выбор был не случаен — здесь часто останавливался у чистого источника воды Святитель Иннокентий Иркутский, направляясь в деревню Малая Елань, где была построена при его жизни часовня и монастырские служители занимались хлебопашеством. Источник этот с живой, целительной родниковой водой и место, связанное с именем Святителя и стали причиной постройки здесь скита, а источник впоследствии получил название Иннокентьевского.

На этой земле монастырь устроил пашню, большие покосы, скотный двор, кирпичный и маслобойный заводики. Из жилых построек к 1870 г. на территории скита был деревянный дом и три деревянные отдельные кельи. Кроме этой земли, крестьянами Подгорно-Жилкинского селения, монастырю бесплатно на 10 лет была уступлена земля «по увалу близ той же дачи 56 сажень и близ калтуса в бору 100 сажень под кирпичное заведение, каковое в 1870 г. устроено: сарай на 40 саж. (в 1873 г. прибавлено еще по 40 саж.) и при нем печь для обжига кирпича». Для окончания постройки нового каменного Вознесенского собора, отстроенного и освященного в 1872 году, была сильная потребность в большом количестве кирпича поэтому и возвели сараи для обжига.

Таким образом, громадная территория в 130 десятин, занимаемая лугами, озерами, болотами, а также и превосходным строевым лесом, достаточно удалённая от города, была превращена в заимку, которая выполняла различные хозяйственные функции для монастыря.

В 1872 г. 1 июня по архипастырскому благословению епископа Парфения, выраженному в Указе Иркутской Духовной Консистории от 26 апреля за № 1965, на возвышенной части местности был «заложен деревянный храм во имя Св. Архистратига Михаила и приступлено к сооружению онаго на пожертвованную благочестивыми любителями храма Божия сумму».

Храм Михаила Архангела 1910 г

Храм Михаила Архангела 1910 г

Заложенный летом 1872 г. храм, строился довольно долго и был освящен только 27 июня 1876 г. Где-то в это же время был построен и 2-х этажный деревянный дом для братии.

Дом братии 1910г

Дом братии 1910г

В 1894 встал вопрос о строительстве железной дороги и необходимости отчуждения большого количества земель в городе в ее пользу, тогда в январе на экстренном заседании городской думы было решено уступать земли казне безвозмездно по крепостному акту по первому требованию строительного отделения железной дороги.

Полтора года решали, где будет строиться железнодорожный вокзал — либо в Жилкино, либо у скита. И 10 августа 1896 г. Н.С. Романов в своей летописи сообщает, что «начались работы по сооружению железнодорожного полотна от Боковой до скита и от скита до левого берега Иркута».

К большому сожалению железная дорога прошла в непосредственной близости от храма и источника, не более, чем в ста метрах и это явилось основной причиной того, что был потерян интерес к территории, как к скиту в конце XIX начале XX вв.

Годы жизни скита и храма в промежуток времени от 1900-х годов и до революционных событий ни в каких документах практически не отражены. По воспоминаниям прихожан в 1917 г. 30 июня на территории скита произошло зверское убийство двух монахов и одного послушника. Напавшие приготовили много вещей к тому, чтобы унести, но что-то их спугнуло, вещи так и остались связанные, но не унесенные. Дело это даже не расследовалось.

В 1918 г. в отчете Вознесенского монастыря за этот год в разделе «Особые события в жизни монастыря» мы впервые встречаем более подробное упоминание о жизни скита — «в марте месяце стало известно, что местная Советская власть намерена реквизировать монастырский скит при ст. Иннокентьевская. Ввиду этого находящийся там рогатый скот был переведен на скотный двор при монастыре. Действительно вскоре явились в скит комиссары, которые все имущество переписали, заняли сами часть монастырских зданий, с квартирантов стали получать квартирную плату, землю монастырскую стали отдавать в пользование местных жителей; братия скита, хотя и оставалась там жить, но без разрешения комиссаров ничего делать (зачеркнуто, вверху надпись — «взять») не могла; богослужение в скитской церкви совершалось беспрепятственно, к храму они не касались. Управление их скитом продолжалось до изгнания большевиков из Иркутска.

Вскоре большевики вновь вернулись и «монастырский скит с инвентарем в апреле м-це с.г. (1920) Советской властью передан коммуне, а насельники скита (4 человека) остались там при храме, получив уже от коммуны для обработки 3 десятины земли. По отношению к самому монастырю декрет об отделении церкви от государства еще не приведен в исполнение».

Так в 1920 году из 78 десятин (такое количество земли было указано в другом документе) — 75 десятин было изъято в Иннокентьевскую трудовую коммуну. Для нужд скита было оставлено всего три десятины.

На этот период на территории скита кроме храма находились: один 2-х этажный дом размером 4х5 саж. (по другим документам — два 2-х этажных дома) и два одноэтажных деревянных ( 3х8 и 3х6 саж.); один амбар из трех отделений размером 12х4 саж. (по другим документам — 2 амбара), три сарая — 5х9, 9х4, 10х6 саж, под одним из которых была конюшня; каменный подвал 3х2 саж., баня, теплица, службы и навес. Все постройки были деревянные, «пожилые», как сказано в описи, и состояние их отмечается как ветхое. Все это также было передано Иннокентьевской коммуне. Из построек для скита была оставлена только сторожка и кухня с трапезной и, разумеется, церковь.

Церковь была деревянная, обшитая тесом, оштукатуренная внутри, над папертью возвышалась колокольня. При храме имелись еще два небольших помещения, используемые для жилья церковнослужителей. Церковь в это время освещалась уже электричеством.

К этому времени в скиту оставалась еще небольшая община из 11 человек (по другим документам 4 человека), живущая своим трудом, обрабатывая пашню и огород и сдавая в аренду земли и жилые постройки (за сдачу в аренду домов община получала в год дополнительно еще 560 руб.). Проживала община в одном из одноэтажных домов (3х8 саж.), а настоятель жил в небольшой кельи при церкви.

Для собственных нужд община имела старую лошадь 17 лет, (вероятно, из-за ее старости на нее не польстились ни красные, ни белые); корову, телку, а также небогатый инвентарь: плуг, старую молотилку, три бороны, две веялки, две телеги, двое саней, кошевку, двуколку, фаэтон и другие более или менее значительные вещи. Перечисление «мертвого инвентаря» в описи скита было сделано не случайно — оно все было реквизировано также в пользу Иннокентьевской трудовой коммуны.

Возглавлял скитскую общину настоятель церкви о. Сергей Бекетов, жизнь которого с 23 лет была связана с Вознесенским монастырем, куда он был принят в 1903 г., а в 1906 г. стал послушником. Далее — монашество, в 1914 г. получил сан иеродиакона, заведовал монастырским помещением для богомольцев, 12 июля 1917 г. был назначен настоятелем скита. Умер о. Сергей Бекетов 18 апреля 1927 г., перенеся множество испытаний от нового режима — и всевозможные притеснения, и обыски, и аресты.

Из предшественников Бекетова, к сожалению, более никто не известен. Только в одном из документов Иннокентьевского поселкового общества за 1908 г. вскользь упоминается имя заведующего скитом послушника Вознесенского монастыря Григория Любчика, который ходатайствовал перед поселковым сельским старостой «о прорытии канавой принадлежащей монастырю земли».

Кто был настоятелем сразу же после Бекетова, установить не удалось по причине отсутствия необходимых документов.

В 1933 – 1934 гг. со всех иркутских церквей были сняты колокола в том числе и с Михаило-Архангельской. Общий вес снятых колоколов составил 64 т. 818 кг., в том числе с кафедрального Казанского собора 11т., а с Михаило-Архангельской 700 кг.

В 1933 г в ночь с 27 на 28 июля снова произошло нападение на скит. В этот раз никто не пострадал, но из храма были украдены многие вещи, в том числе: серебряный напрестольный крест, ободраны серебряные обложки с большого Евангелия, серебряная дароносица и многие другие менее ценные, но не менее важные вещи из алтаря и храма.

На 1 февраля 1936 года имеется полный список священнослужителей Михаило-Архангельской церкви: это священник Резниченко Пафнутий Семенович, который с 1914 г. состоял при Вознесенском монастыре; священник Литвинцев Алексей Дмитриевич, служивший при Иннокентьевской церкви пос. Ленина до ее закрытия в середине 1938 г.; заштатный архимандрит Сергий (Маковский), бывший в штате Троице-Сергиевой Лавры, а в 1919 г. оказавшийся, вероятно не по своей воле, в Сибири и служивший в Архиерейском доме, а затем до февраля 1934 г. состоявший при Худяковской церкви. Было ему в 1936 г. 76 лет и числился он при ските как инвалид, исполнял обязанности псаломщика. Диаконом при храме был Г.Е. Шастин, 58 лет, служивший ранее в разных храмах Иркутской епархии, и отбывший уже в 1930-1934 гг. наказание по ст. 58.

Количество прихожан в эти годы было весьма многочисленным: в 1936г. — 637 человек, в 1937 г. — 917, в 1938 г. — 635 человек. Как видим, несмотря на усилившуюся борьбу с религией, число верующих в 1937 г. даже увеличилось, это был самый многочисленный приход в городе после Преображенской церкви (1836 человек, Никольская — 323 и Иннокентьевская — 741).

С декабря 1935 г начались нападки на общину со стороны горисполкома. В 1936 г. встречаются документы об унизительном испрашивании церковным комитетом у культовой комиссии горисполкома разрешения на проведение общих собраний верующих и удостоверения, дающие право на проведение этих собраний.

Наибольшим гонениям подвергались священнослужители. Сначала их выматывали постоянными нападками контролирующие органы, затем в январе 1938 г, по данным церковного архива, был арестован о. Пафнутий Резниченко (расстрелян 27 февраля 1938 г., реабилитирован посмертно 19 декабря 1958 г.). В марте 1938 г. арестован был и второй священник вместе со сторожем церкви.

Затем, чтобы подыскать благовидный предлог для закрытия храма, последовало мощное давление на членов двадцатки. Когда количество людей, необходимое для нормальной деятельности церкви, резко сократилось и упало до 12 человек, то 31 августа 1938 г. Иркутским горсоветом был расторгнут договор с общиной Михаило-Архангельской церкви, церковь закрыта, а имущество и помещение церкви, за отсутствием желающих взять их в пользование, было решено передать Госфонду.

20 сентября 1938 г. состоялась передача церковного имущества Михаило-Архангельской церкви Ленинскому райфо.

Уже после закрытия храма решение Иркутского горисполкома было подтверждено постановлением президиума Иркутского облисполкома 25 ноября 1938 г.

По воспоминаниям бывшей старосты Михаило-Архангельского храма Веры Захаровны Бакунович до закрытия церкви в ней служил игумен Евгений (Красноперов). Он рассказывал ей, что пока был открыт монастырь, то «стоял» у мощей свт. Иннокентия. В монахи его постригал в монастыре архимандрит Порфирий. Когда монастырь закрыли некоторое время он служил в Михаило-Архангельской церкви. «Во время революции на территории храма расстреливали 30 монахов, а меня три раза выводили на расстрел, но пули летели мимо, тогда меня оставили: «пусть монашенок остается». Но на свободе его не оставили, посадили в тюрьму к рецидивистам, там ему порезали нос, избивая ударили в голову сапогом и в результате этого он оглох. Последние свои дни служил при храме в Тельме (Иркутская область), где умер и похоронен.

По воспоминаниям прихожан, в частности Марии Яковлевны Кожемякиной, бывшей старосты, (на сегодняшний день монахини Знаменского монастыря Магдалины), в 1937 г. пытались засыпать источник св. Иннокентия, чтобы народ не ходил и не брал воду: «дабы не распространять религиозные предрассудки». Его засыпали, но воды пошли другим путем затопили четыре улицы и подмыли железную дорогу. Пришлось источник откапывать снова!

Первоначально предполагалось передать церковь Ленинскому дому пионеров, но 7 февраля 1939 г. было решено использовать здание под клуб медицинских работников и лабораторию. Использовался же комплекс скитских построек под костнотуберкулезный санаторий и родильный дом. Скорее всего именно в этот период были попытки засыпать родниковый источник, а не в 1937г., как вспоминают прихожане.

Во время Великой Отечественной Войны 1941-45 гг. Михаило-Архангельский храм простоял закрытым.

В связи с изменившейся за годы войны ситуации с антирелигиозной политики, в 1943 г. была открыта иркутская Крестовоздвиженская церковь, а 19 июня 1945 г. был заключен договор на бессрочное пользование церковным зданием, находящемся в роще «скит», с гражданами в количестве 23 человек.

Уже в первый год открытия храма в нем было совершено 196 крещений, на следующий год — 1100, в 1947 г. — 1308, в 1948г – 1806. Количество прихожан с каждым годом увеличивалось и в 1948 г. началось строительство двух пристроев с южной и северной стороны церкви. Они позволили расширить площадь храма, так как он в то время уже не мог вмещать всех желающих на праздничных службах. В результате этого храм, который до этого имел продолговатую форму «корабля», изменил ее на крест. В это же время был построен и дом для настоятеля церкви.

 

Храм Михаила Архангела 1910 г

Храм Михаила Архангела 1950 г

В 1953 г. был произведен капитальный ремонт во всем храме — исправлен фундамент, произведена внутренняя побелка и покраска храма, бронзирован иконостас, поставлены новые печи, внутренние и наружные рамы, произведена замена электропроводки и  ремонт ограды вокруг храма.

В 1954 г. ремонт храма был продолжен — сделана покраска храма, куполов и крыши, а также сделана была пристройка к просфорне.

О.Александр Доброхотов

Прот. Александр Доброхотов

                                      Настоятелем храма в этот период был протоиерей Александр Доброхотов. По воспоминаниям прихожан о. Александр был человеком святой жизни, уделивший много трудов становлению храма. Умер о. Александр у Престола в марте 1963 г. Великим постом. Вечером отслужил службу, произнес проповедь и объяснил содержание псалма «На реках вавилонских…», исповедал народ. Утром отслужил позднюю Литургию, вышел с крестом, благословил народ, понес крест в Алтарь, в Царских вратах сказал служившему тогда в храме настоятелем митрофорному протоиерею Петру Кудринскому: «Не могу служить молебен». Поцеловал крест, положил на Престол и упал мертвый.

Просматривая списки священников, служивших в храме в послевоенный и более поздний период, бросается в глаза их обилие и частая смена. У комиссии по делам религии в то время была политика не давать служить священнику на одном приходе более пяти лет. Поэтому приведем лишь список настоятелей, и ограничимся рассказом лишь о тех, о ком сохранились воспоминания прихожан.

1945 г.       протоиерей Александр Доброхотов

1948 г.       протоиерей Александр Симашов

1953 г.       протоиерей Никанор Лузгин

1954 г.       протоиерей Иаков Ващинин

1955 г.       протоиерей Петр Кудринский

1963 г.       иерей Николай Соколов

1965 г.       иерей Николай Корнейчук

1967 г.       иерей П. Русак

1969 г.       протоиерей Василий Левитский

1970 г.       игумен Мартирий

1976 г.       иерей В. Гонтарь

1978 г.       иерей Иоанн Андрейцо

1978 г.       иерей Виталий Турчевский

1983 г.       иерей Василий Федорчук

1987 г.       протоиерей Каллиник Подлосинский

(по настоящее время)

В разное время в храме служили, кроме перечисленных настоятелей:

диакон Михаил Шмелев, иерей Николай Флоринский, иерей Николай Ермолаев, диакон Владимир Конопатский, иерей Владимир Шарунов, диакон Диомид Дикун, диакон Г. Петухов, архимандрит Иоанн, протоиерей Исидор, игумен Григорий Цвинтарный, протоиерей Иаков Бостригин, протодиакон Константин, архимандрит Порфирий, игумен Сергий, иерей Иоанн Михайлов, иерей Василий Трипо, иерей Василий Романов.

prot-petr-kudrinskij

Прот. Петр Кудринский

Отец Петр Кудринский стал настоятельствовать с 1 марта 1955 г. До 1955 г. числился в «заштатных». За это время он претерпел много испытаний — 24 раза подвергался арестам и ссылкам. Он продолжил ту большую работу по восстановлению храма, которую начинал его предшественник.

Отец Петр был известным в свое время пастырем, служил за границей. Кроме него пострадали и многие его родственники. Сын, Борис Петрович, был также сослан. Как вспоминает Вера Захаровна Бакунович, у батюшки был мелодичный голос. Очень проникновенно служил он Великим постом. Помнит она, как в Великий четверг говорил проповедь особенно сильно, заставляя прочувствовать тяжесть оставленности Богом: «Боже Мой, Боже Мой, вскую Мя оставил еси…» — эти слова запали ей в душу.

Отец Петр вспоминал, что в лагере у него был случай, когда ему не то что запрещали, а приказали служить в Пасху!

Не раз спасали его рецидивисты, с которыми пришлось сидеть ему вместе. Устроили они и Праздник праздников ему и всем. Дело было так.

В последнем заключении мусульмане устроили свой праздник — рамазан, а русские говорят: “Почему это мы Пасху не справляем?!” Откомандировали рецидивисты своего посланника к начальнику: “Ну-ка, Витя, иди к начальнику, пусть разрешит служить ему Пасху! — Давай, батя, служи!”

“Убрали помещение, нанесли куличей и яиц, мне служить приказали”, — вспоминал священник. Он так отслужил, что после этого его через некоторое время освободили.

Жил батюшка в келии в церкви. Притеснения еще не закончились. По-прежнему нельзя было причастить мирян за ночной литургией на Пасху, не разрешалось служить на 1 мая и другие советские праздники во время прохождения демонстраций. Невозможно было приобрести недвижимость или автомобиль для храма, приходилось искать обходные пути. Машину храм оформил как дарение, дом для священника приобретали через исполком, при этом вели длинную переписку. Но именно в те годы было много построено, отреставрировали храм. Божиим Промыслом прослужил отец Петр настоятелем, хотя здоровье его было подорвано тяжелой жизнью до 21 мая 1963 года, когда он ушел за штат. А день в день с отцом Александром (через год после него, в 1964 году) он также отошел ко Господу.

По воспоминаниям прихожан в тридцатые годы, когда закрывали храмы, закрыли и Вознесенский монастырь. Все захоронения, которые были в монастыре, перенесли на территорию Михаило-Архангельского храма. С этим неразрывно связана и следующая история.

В 1918 г. в Богоявленском соборе г. Иркутска случился пожар. Пожар произошел в том приделе храма, где почивали мощи свт. Софрония. Рака с мощами сгорела, от мощей остался только один пепел, который был собран, но в храме не остался. Раку (небольшую) с мощами захоронили в могиле архимандрита Синессия, сподвижника свт. Софрония. Когда переносили захоронения на территорию Михаило-Архангельской церкви, то была перенесена и могила архимандрита Синессия. Та же Вера Захаровна вспоминает, что покойная мать – просфорня Знаменского собора, Татьяна, ей говорила: «Когда будешь заходить в церковь, поклонись похороненному на пригорке архимандриту Синессию, а в могиле Синессия похоронены останки свт. Софрония», – а где этот пригорок, понятия не имею. Некоторые прихожане указывают на бугорок расположенный напротив Алтаря. Но Господь пока не являет останки мощей свт. Софрония миру, и они и по сей день находятся под спудом.

Период конца восьмидесятых и девяностые года стали годами возрождения Православия в России. Люди из душ которых изгоняли веру почувствовали пустоту и стали постепенно наполнять храмы. Волна возрождения не прошла стороной и Михаило-Архангельский храм.

С 1987 г. настоятелем храма был назначен протоиерей Каллиник Подлосинский.

o-k-23

Прот. Каллиник Подлосинский

Во время практически всего советского периода с 1934 г. храм стоял без колоколов, нашлись лишь несколько небольших старых колоколов, неизвестно откуда появившиеся, некоторые уже треснувшие, которые не могли, конечно, должным образом украсить богослужения. Поэтому Великим постом 1995 г. было решено встретить Пасху колокольным звоном. После Крестопоклонной недели была отправлена приходская машина «Газель» в Каменецк-Уральский, где были приобретены колокола общим весом 660 кг. Самый большой весом 250 кг. Колокола были освящены и подняты в Великую пятницу на Пасху 1995г. Пасхальный перезвон новых колоколов, наконец-то, наполнил истосковавшуюся по звону окружающую территорию.

Часовню на источнике, после того как его в тридцатые годы пытались засыпать, никто в советский период строить не решался. Ее не было на источнике вплоть до девяностых годов. Лишь в 1994 г. началось возведение часовни и к осени 1995 г. она была уже построена.

Часовенка на источнике свт. Иннокентия

Часовенка на источнике свт. Иннокентия

Но многие страдания, которые были уготованы Господом Михаило-Архангельскому храму, видимо, еще не закончились. На праздник Крещения Господня в 1996 г. в ней на источнике совершалось великое освящение воды, а через несколько дней в ночь с 21 на 22 января 1996 г. часовня сгорела. Самопроизвольное возгорание было исключено, ибо в часовню за ненадобность даже не проводилось электричество, и после водосвятия в нее никто не заходил, так как источник по специальной трубе имеет выход наружу, чтобы люди могли брать святую воду в любое время. Удивительно то, что расследование ограничилось опросом свидетелей, которые, кроме того, что видели, как факел горящую часовню, ничего сказать не могли.

chasovnya-98

Часовня свт. Иннокентия 1998 г

В 1997 г возвели новую часовню, а 2008г. была отреставрирована и построена новая часовня над источником свт. Софрония Иркутского.

Часовенки

Часовни свт. Иннокентия и Софрония Иркутских. 2013г.

При отце Каллинике в храме налажена большая духовно-просветительская работа. В 1990 году было положено начало библиотечному фонду, который сейчас составляет около 30000 книг.

библиотека

Библиотека храма

Кроме вопросов окормления паствы, приходящей в храм, в 90-х годах остро встал вопрос православного образования, и при Михаило-Архангельском приходе было решено организовать церковно-приходскую школу с возможностью обучения детей по программе средней школы. Для этого в 1994 году был приобретен в г. Усолье-Сибирском (недалеко от Иркутска) деревянный дом под снос. Он был разобран и перевезен на территорию храма, где был возведен заново. Для увеличения площади был надстроен второй этаж из бруса. К осени 1996г. строительство здания было закончено и школа приняла первых учеников. Освящение школы совершил настоятель храма протоиерей Каллиник к началу учебного года 1 сентября 1996 г.

Школа была небольшой. Дети пришедшие в 1996 г. в школу росли и вместе с ними росла и школа. Но по мере роста, внутреннего объема школы стало не хватать и летом 1998 г. был сделан пристрой к школе, позволивший открыть два новых класса и некоторые другие помещения.

В 1999 г. было успешно завершено лицензирование школы и получена лицензия » на проведение образовательного процесса негосударственным образовательным учреждением «Церковноприходская школа имени свт. Софрония епископа Иркутского».

Церковно приходская школа

Церковно приходская школа

Кроме школы в 1997 г. было принято решение и о развитии иконописи и решено создать иконописную мастерскую. В первую очередь, помогающую вновь открывающимся и становящимся храмам, которых в Иркутской епархии много. В этом же 1997 г. мастерская была открыта. В дальнейшем в ней были написаны иконы для нового иконостаса и алтаря. До 2010 г. она просуществовала, как реставрационная мастерская. Потом была закрыта.

Храм с января 1998 г. издает и свою газету, которая называется «ВЕРУЮ». Раньше она была единственным православным изданием в г. Иркутске. Регулярность выхода газеты – один раз в месяц.

В 2004 г. началась реставрация храма. Нужно отметить, что это единственный храм в Восточной Сибири, выполненный в деревянном зодчестве, с использованием уникальной техники Сибирских зодчих. Он является объектом культурного наследия федерального значения. Все работы вели скрупулёзно, согласовывая все действия с ЦСН.

Меняли фундамент, пол. Были укреплены стены, возведён новый иконостас. Затем отреставрировали колокольню.
В 2012 г. владыка Вадим освятил Престол храма.

image-1

image

Помимо реставрации храма, начали реставрацию объекта культурного наследия федерального значения «Дом братии».

Дом братии до реставрации.

Дом братии до реставрации.

 В 2011 г. закончена реставрация Дома братии.

Дом братии 2013 г.

Дом братии 2013 г.

На сегодняшний день территория, занимаемая Приходом, довольно обширна, и составляет порядка 6,5 гектар. Сюда входят сам храм, часовенки над источниками свт. Иннокентия и свт. Софрония Иркутских, здание церковно-приходской школы, Дом милосердия, Дом причта, Дом настоятеля, Дом братии и некоторые необходимые хозяйственные постройки, а также небольшая роща, рядом за оградой находится озеро, в которое впадают святые источники, в настоящее время правда небольшое и заболоченное, но некогда бывшее обширным и чистым.

Более подробные фотографии можно посмотреть на страничке «История и жизнь прихода».

—- // —-

Заметка подготовлена на основе курсовой работы протоиерея Германа Кузнецова на тему: «История храма,в котором я несу пастырское служение», прослужившего в нашем храме с 1995 по 2013 год.

 

(720)

Комментарии (2)

2 ответа на “История прихода

  1. всё таки не понятно-где это находится в Иркутске?и можно ли посписываться с Настоятелем?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *