ЦЕЛИ И МЕЧТЫ ИСТИННОГО ПЕВЧЕГО

Я всегда искал ответа на этот вопрос — как добиться совершенства в каком-либо деле? Если ты резчик по дереву — твою работу легко оценить. Если ты художник — уже нужно определенное культурно-эстетическое воспитание, чтобы хотя-бы понять уровень твоего искусства. Но как оценить певчего, что вот конкретно сия дама или низенький мужичонок-басенок являются идеальными и оптимальными певчими? Что это вообще такое — идеальный певчий?

Тайна сия велика есть. И, в каком-то смысле, существует много точек зрения. С точки зрения регента, идеальный певчий, это тот, кто ведет себя тихо, не лезет никуда, занимается только своей партией, раньше всех приходит и позже всех уходит.

Ах да, ну и до кучи, такой уникум еще и поет прекрасно, и одевается тонко и со вкусом, и за здоровьем следит, и выглядит приятно и глаз радует и при этом умеет никого не напрячь. Иными словами, удобный человек. Чудо да и только.

С точки зрения настоятеля идеальный певчий, это которого слышно только на службе. Пришел, сделал дело, опять-таки никого не напряг, получил свои крохи. Эдакой идеальный винтик в хорошо отлаженном механизме. Не бегающий по поводу и без повода сообщить ему о своем очередном «искушении».

Все это здорово, когда мы хорошие работники, нравящиеся нашему начальству. Но, как я уже писал выше, человек я амбициозный, мечтаю о великом, о светлом, о превышающем всякие представления и потому мне интересно «а каким должен быть певчий в глазах Неба…в глазах Вечности»? Ведь певчего на клиросе приводит Сам Господь. А значит, Он, наш Творец тоже имеет какое-то ожидание от своего певца, не так ли?

Что же. Это очень дерзновенный вопрос. И очень, очень важный.

Я много писал на эту тему. О том, что у душ нет голосовых связок и красота пения певчего после смерти прямо пропорциональна красоте его души. Проще говоря, ругался с коллегами на клиросе — охрип душой. Ругался часто — стал и вовсе душевно безголосым. Даже если при этом ты берешь DO третьей октавы как синекожая Дива из «Пятого элемента». Души связок не имут.

А ведь в нашей жизни есть не только клирос. Есть и наши отношения с близкими. Прошел через жизненный путь, царапая окружающих как терновый куст — родился в вечности с голосом, как у бабы-яги.

И все бы ничего, в конце-концов мало ли ошибок совершают люди? Мало ли откровенно сложных людей? Может, и не мало, но ведь с нас особый спрос. Нас на клирос зачем-то привел Господь. Предположу нечто восхитительное. Господь допускает, что и наши души могут звучать красиво. В перспективе. В отдаленном светлом будущем. На небесном клиросе.

А для этого надо хорошенько постараться. В противном случае мы как будто не оправдываем ожидания Творца. Вообще, я не очень люблю слово «надо». От него веет чем-то казенным. Ну, надо, а дальше что? Надо было и коммунизм построить. Не очень-то получилось. Поэтому «надо» зачеркнем. И поговорим о том, чего «очень хотелось бы…»

Читал я на днях, значится, одну интересную книгу. Называется «Расторжение брака» Клайва Льюиса. Не смотря на очень говорящее название, в книге нет ничего ни о свадьбе, ни о браке. Речь в книге идет о том, как из ада в рай на каком-то космическом автобусе привозят туристов. И они в раю отказываются остаться, спеша возвратиться обратно в ад. Потому что слишком ценят нечто, что имели в аду и от чего надо отказаться в раю.

Более того, небожители уговаривают жителей ада остаться в раю, приводят аргументы. Но — все эти аргументы разбиваются как волны о рифы, чем-то напоминая споры верующих с атеистами. И знаете, я обнаружил, что очень многие аргументы жителей ада я уже слышал. И знаете от кого? Во первых, от своего внутреннего голоса. А во вторых, я частенько общаюсь с разными клирошанами. И — слышу от них схожие аргументы.

Это был сюрприз. Мы рассуждаем как жители ада из книги Льюиса. Почитайте, книга написана с юмором. Клайв вообще молодец. Его записки Баламута в свое время перевернули мое сознание. А теперь очередная книга будоражит мой ум, заставляя его слегка потрепыхаться в интеллектуальном возбуждении.

Чем мне всегда нравилось творчество этого писателя, так его глубоким пониманием человеческой природы. В самом деле, записки Баламута мог написать только человек, в совершенстве понимающий, как дергаются те или иные наши душевные струны. Не так то просто писать от лица старого беса. Клайв справился.

И «Расторжение брака» — тоже великая по своему книга. Великая тем, что сразу показала мне «дружище, да ты же мыслишь так же как эти адские туристы». Это был сюрприз. А точнее — беда, которую я даже не замечал.

Я обнаружил, что певчие и я в том числе (ведь я обнаружил эти ошибки именно на себе) вона что думают себе.

1. Мы пытаемся купить рай. «Я Тебе хорошо пою, и теперь рай мне должен быть гарантирован». Конечно, впрямую об этом не говориться, но иной раз по поведению певчего видно, что он ну просто зримо ожидает чего-то за свое пение. Стыдно признать, но я сам таким был. Ну вот цепляемся мы за нечто, что делает нас ценными в наших собственных глазах.

Казалось бы, ну…чем бы дитя не тешилось, лишь бы не плакало. Да вот плачет дитя то… Вот ведь беда то какая. Такой подход оставляет нас наедине с нашими проблемами. Ведь такой подход не оставляет нам права на слабость. Мы сами себя обрекаем на какой-то лютый перфекционизм в служении. Мы же типа «особо ценные». Любая ошибка, плохо проведенная служба, ошибки соседей вызовут у нас, как говорит молодежь — «лютый батхерт».

Сталкиваясь с собственной слабостью, мы погружаемся в грустную цепочку мыслей «я никчема…какой мне рай… ведь Царство дается только эффективным и безошибочным». Такие мысли зримо выдают в нас отсутствие смирения и жажду въехать в Царство на «заслугах».

Беда этого подхода в том, что это поистине ненасытная штука. Я много видел певчих, которые доводят себя до депрессии, не находя некоего идеала в собственном служении. Они ходят и ищут, ищут, ищут идеал. Ищут свой способ доказать небу законное право на золотой ключ от небесных врат. А это блокирующая мысль, закрывающая дорогу к смирению. В каком-то смысле, спасительнее петь средненько, чем блестяще, но в уверенности, что «тащишь этот храм и этот клирос на своем горбу».

Очень плохой мыслью является и «Меня Господь привел, я вообще Ему службу, я на очень высокой должности, а меня окружают недостойные люди». Это тоже тяжелое заблуждение певчего. Что-то вроде теории «я последний спасающийся… после меня хоть потоп». Собственно, это производная от первой мысли, которая является ее логической вершиной. Мы настолько возгордились, что для придания нашим заслугам особенного статуса нужно спилить все соседние вершины. Чтобы мы смотрелись повыше.

Ах, гордыня, гордыня…

Я знаю, как певчие не любят выражение «где голосок — там и бесок». Это выражение и вправду звучит резко. Но оно правдиво по своей сути. Ибо тем, кто поет хорошо, замечательно, красиво — очень легко поверить в свою особенную ценность для клироса. Для клироса то может, такой человек и ценен. Но мы же говорили о ценности для неба, помните?

А ведь на небе гордые и эффективные не нужны. А точнее — таким не нужно небо где-то глубоко на подсознательном уровне. Вспомните заповеди блаженства. Может показаться, что оные заповеди воспевают слабость. Но — нет. Они воспевают смиренное состояние духа. Ибо смиренный силен своей просительной позицией. Просящий готов принимать. А небо — готово давать. Лишь тогда возникает синергия слабого человека и бесконечно сильного Господа.

Вот и получается, что идеальный певчий (как и вообще истинный христианин) внутренне нелогичен относительно этого мира. Он как будто бы при своей профессиональной силе готов казаться и быть слабым. Вроде старается, но не ради себя, а ради Господа. И очень тщательно разграничивает себя и Господнюю Славу.

А тот факт, что старается именно ради Господа, легко вычисляется по реакции такого певчего на критику. Он к ней совершенно спокойно и без обид прислушивается (а вдруг коллеги правы и удастся начать петь лучше, сделать службу лучше, угодить Господу и т.д) и никогда не огрызается, даже если получает эту критику от явно более слабых в проф. отношении людей. И да — такого человека невозможно заклевать (как невозможно обидеть того, кто и обижаться то не умеет).

Если же певчий устает от других певчих (и он не регент, что важное замечание, ибо у регента все-таки послушание следить за другими), то — есть повод перечитать «Расторжение брака». Потому что мы можем стать заложниками собственного представления об том, как обменять нашу работу на золотой ключ от райских врат. Этот путь заведет нас в тупик. Заведя сначала в скрытое самодовольство.

Представьте. Придем мы на частный суд. А Господь вообще не спросит о служении на клиросе и даже не упомянет о нем. Как будто ни одной службы на клиросе не было. А спросит только о том, чем мы руководствовались в жизни. О мотивах. Позавидовал. Хотел быть выше. Хотел быть оригинальнее. Хотел быть лучше.

Эх, зачем я столько хотел? Ведь возникнут вопросы «почему ты так мало хотел любить»? Ведь никого мы не обманем. Когда мы хотим чего-то на самом деле, нас и пушкой не остановишь. Когда что-то не получается — будем откровенны. Мы просто НЕ ХОТИМ.

Вообще, этот сайт посвящен тому, чтобы доказать, что служение певчих необыкновенно высоко. Что певчие подражают ангелам, а регенты — архистратигам в малом масштабе. Я от своих слов не отказываюсь. Это так. Просто в этом и удивление, что зная высоту своего служения, нельзя оную использовать как аргумент для диктата небесам. Высота в том и заключается, что мы должны сохранить в себе слабого удивленного ребенка у сильного и беспредельного любящего Отца.

Уже слышу аргументы «а я хотел(а) именно красивой службы Христу». А это тоже легко вычисляется. Человек, который хочет красивой службы, и мыслит правильно и он не регент, будет требовать идеала только от себя и только ради службы, избегая всяческой похвалы и не ожидая ее ни в какой форме». Такой человек будет профессионально молчалив, никогда не критикуя соседей. Лишь горделивый будет критиковать. Ибо сосед помешал получить похвалу всему хору и «мне любимому».

Эх, да… Понимаю, друзья. Что-то ваш баритончик стал как горькая касторка. Пишет статьи, больше смахивающие на проповеди. Да просто я мечтаю о том, чтобы все мы встретились на небесном клиросе. Где больше не надо петь «Верую», ведь верить больше на надо. Господь перед тобой — дивно красивый, озаряющий собой всю вселенную. А ты поешь Ему не «верую», а «Славлю Тебя во веки».

Эта мечта бросает отсвет, небесный блик на наше земное служение. Наверное, идеальный певчий видит эти блики в глазах своих товарищей. Наверное, идеальный певчий умеет сохранять в себе мечту о небе, работая в суровых условиях на земле.

И главное, идеальный певчий никогда свою работу не считает заслугой. Как не считаем мы заслугой перед собой тот факт, что мы дышим. Небеса жаждут славить Бога, как мы жаждем дышать. Идеальный певчий, искренне считая себя вовсе не идеальным, хочет того же на земле.

И идеального певчего очень трудно обидеть. Уж слишком космические у него цели, слишком грандиозные задачи, слишком трудна работа над собой, чтобы такому брату или сестре было дело до чужих недостатков. Наверное, можно было бы сказать, что мотивы такого певчего воистину ангельские — лишь славление Христа и Его святых через все тернии. Кто из нас может похвастаться таким? Почти никто, ибо мы почти все обидчивы. А значит, считаем наше служение — заслугой «не должно оцененной».

Дмитрий Сиверс

(31)