Я никому не нужен…

Я НИКОМУ НЕ НУЖЕН

Кто-нибудь из вас обращал когда-нибудь внимание на то, как бегут порой за человеком беспризорные собаки и заглядывают в глаза – бездомные кошки? И живой твари человеческая ласка приятна и животное не может без чьей-то любви. Как ластиться домашнее существо к хозяину, выпрашивая к себе его внимание. А человек? Без чьей — либо любви и поддержки душа начинает черстветь, замыкаться в себе или пускаться во все тяжкие. И это взрослый, установившийся в своей жизни, мужчина или женщина…

А ребенок? Семья в полном составе и ребенок рожден один. Вроде бы на этого и единственного хватило бы внимания и любви? Но и здесь печальная картина. Мама живет своей жизнью, отец – своими интересами. Встречаются лишь на кухне, бросая отдельными фразами новости друг другу. Ребенок опять остается в вакууме отношений. Родителям некогда, и нынешний порой цинизм, и эгоизм уводит каждого из них своей дорогой. И это еще страшнее.

— Что ты хочешь?

— Компьютер.

— На.

И что не пожелает чадо – возьми. Все – получи, только на любовь, внимание и ласку – не претендуй.

И вот удивительная картина. Порой в большой семье такое тепло, такое внимание друг к другу, что вырастают все дети, сколько бы их не родили родители – дружными, счастливыми и полные заботы друг о друге. А в семье, где единственное чадо, вырастает подобный родителям – эгоист, а может и горький выпивоха или наркоман.

Когда отсутствует любовь, то в душе огромная рана, пустота, вакуум. Ребенок или замыкается в себе, или выплескивается на улицу, поглощая все, что она преподносит. От разврата до наркотиков. Чем-то же надо бедному человечку заполнить эту, рожденную нелюбовью – зияющую ПУСТОТУ.

Все идет своим чередом. И вот бедная мамочка, бросая комья застывшей земли на крышку последнего места обитания своего сына, когда-то жизнерадостного малыша, кричит от боли:

— Что я не сделала для твоего счастья? В чем отказала? Чего не додала?

Обыкновенной человеческой любви. Ведь любые подарки мира не заменят живого человеческого участия, сострадания, вопроса матери:

— Сынок, как твои дела? Расскажи? Может я, чем помогу?

Только не прозевать этот момент, когда мы нужны своим детям. Иначе армия тех членов общества, которые вырастают при огромном количестве людей, оставаясь в полном одиночестве, пополнится и нашими детьми. А это страшно – одиночество в толпе. Европа уже давно живет по таки принципам человеческого общества. С каждым разом Евросоюз преподносит все более и более замечательные сюрпризы. Например, как этот. «Невероятный по своему размаху скандал начинается в Европе. Слова «мать» и «отец» хотят заменить непривычным термином «родители», а в единственном числе — «родитель», мотивируя это борьбой с сексизмом». А вернее, подготавливая почву для усыновления детей в браках однополых индивидуумов. Девиз европейского общества – не досаждайте мне своими проблемами, не портите мне настроение своей бедой, уже начал приживаться и у нас в России. А кто виноват? Извечный вопрос у русских. Ответ один – мы, сами родители, матери и отцы. И виновато наше равнодушие не только в беде своих чад, но и живущих по соседству.

И вот они плоды. Убийство ребятами несовершеннолетнего возраста – своей одноклассницы. На вопрос – Зачем? Почему? Был один ответ, страшный, до полного отказа нормального восприятия человеческого сознания.

— Да было интересно посмотреть – как это убивать и какая она смерть.

Шок? Наверное. Именно это и произошло со мной, когда я увидела этот репортаж по телевизору. Не обида, не озлобление, ни вспышка неконтролируемого настроения, ни наркотик, ни даже опьянение, ведь у подростков это уже норма в нашем страшном обществе. А просто, до отупения просто –«интересно». Не бабочке крылышки отрывать, ни птичку убить, ни глазки ей выколоть, что и в наше далекое детство вызывало отторжение от таких ребят, а до элементарно дикого и простого — интересно наблюдать, как под твоими руками бьется от боли человек и умирает. Интернет сейчас полон, такими сюжетами, сценами насилия. Но это в экране, а здесь вот оно – только что билось сердце другого ребенка, а теперь – нет.

И мы в этот момент, в то же самое время, в том же Интернете спорим, доказываем, оспариваем чужую точку зрения – что есть любовь? И какая она должна быть? И как прийти к истинной Евангельской Любви?

Да нам бы, научиться любить по-простому, поземному. Прощая, помогая, не унижая, поддерживая, проявляя, милосердие друг к другу. И начать хотя бы со своих ближних.

Есть время разбрасывать камни. Есть время – собирать их. Отшумели годы строительства социализма. Каждый из нас вложил силы, какие мог. А кто-то и порхал по жизни, не задумываясь о дальнейших последствиях. Таких разных, просто невероятно не похожих друг на друга, Господь свел под куполами своих храмов…Людей различных характеров, положений, статусов, возрастов. Но объединяло их одно – обретение веры, поиск Бога. Объединял их Господь. Шаг за шагом, ступень за ступенью, каждый из нас искал свое место в новом обретении себя. Верующие врачи, например, понесли апостольское служение – лечение душ и тел. Учителя — слово Божье детям. Но! не все делайтесь учителями, как сказал апостол Павел. Таинства Церкви дают нам новые силы. А вера без дел мертва. Так что же делать?

Основное количество прихожан в наших храмах – женщины. Господь создал женщину как воплощение любви, жалости, терпения и милосердия. Дочь, сестра, жена и мать. В ней все – любовь к родителям, к брату, к мужу, к детям. И в этой любви все. Крик сердца, боль души и надежда на милосердие Божье, что не оставит, не забудет, не прекратит Своего долготерпения. В этот суть женщины – заступницы и молитвенницы. И если любовь в Боге, то она, как море, незнающее берегов, которое изливается на всех страждущих и обремененных. Такие женщины становились сестрами милосердия. Брошенные дети, инвалиды, раненные на фронтах войны в госпиталях, предоставленные одиночеству, брошенные старики, умирающие никому не нужные больные. Вот малый перечень тех, на кого изливалась забота сестер милосердия. Кто не помнит знаменитую Марфо-Мариинскую обитель. Марфа и Мария – как символы труда и веры. И все это объединялось христовой любовью. Без Бога этот труд был бы непосильным. Терпение, ведь они заменяют брошенным и не нужным никому людям — их детей, жен, сестер, матерей. А в наше время мы, к сожалению, лишены этого и в собственных семьях. Порой мы не в состоянии оказать помощь своим близким и родным. Где уж нам дарить добро – чужим.

К сожалению, мы зачастую, вооруженные благими намерениями, устремляемся , полные энергией помогать в храме, в приходах, в монастырях, а вот участия в социальном служении – боимся, как огня. Кто не отшатнется от чужой боли или беды, воспитанные нашим временем по поговорке – моя хата с краю, ничего не знаю? Кто из нас не испугается безмолвного крика о помощи, застывшего в глазах умирающего от рака или немого вопроса в расширенных детских глазах – не ты ли моя мама?

Но не надо забывать, что «Кто оказывает милость ближнему, тот найдет милость у Господа, но «суд без милости не сотворшему милости»(Иак.2,13) — преп. Ефрем Сирин.

Сила Божья в немощи человеческой. А еще говорили в народе – Без Бога не до порога. Главное, не надеятся на собственные силы, иначе посрамимся напоминанием, что без Него мы – ничесоже. А если же вопрос касается такой серьезной темы, как социальное служение, не говоря уже и о собственном спасении, то нельзя забывать от нашей полной зависимости от Его помощи. Ведь мы имеем в помощниках — Саму Пречистую Богоматерь, святых угодников, а в нашем случае еще и иркутских святителей Иннокентия и Софрония, св. Синессия, а так же уже местночтимого Петербургской епархией – св. Иннокентия (Сибирякова), известного своей благотворительностью и деятельностью не только в Иркутской епархии, но и в Санкт – Петербурге. Мы очень богаты, и не надо об этом забывать. Для того, чтобы вступить на социальное служение нужно доверительно открыть свое сердце Богу, распахнуть свою душу без оглядки назад — подобно жене Лотовой. Обратного пути нет. А Господь так щедр к нам, так любвеобилен, и принимая Его дары, необходимо помнить о нашей самоотдаче. Вознаградили тебя, поделись и ты. Подари эту радость людям – отдай без остатка и тебе щедро возвратиться «отданное» в десятикратном размере. Наша ошибка и в том, что мы думаем, будто служим Богу и людям, идем на подвиг, но мы забываем, что Господь дает нам возможность обретения Вечности через это социальное служение. Что вина наша и долг перед Ним так бесконечны… И возможность хотя бы частично его погасить, расплатиться – это великая милость к нам. Его дар.

Собирая материал о Хосписе, я как-то разговорилась с одной из сестер. Для этой женщины хоспис так же стал открытием, открытием внутреннего состояния души. Она обнаружила, что, оказывается, любовь для нее пока не доступна! И постепенно началось рождаться истинное чувство покаяния. И после размышлений на эту тему возникает вопрос. Кто же больше приобрел при встрече друг с другом, больные, получая помощь, или сестры милосердия, ухаживая за умирающими, тяжело страдающими людьми?

И вот звучит закономерный вопрос. Кто, и когда, наконец, помолится за этих маленьких и бескровных мучеников, лежащим по детским домам, в приютах и по детским больницам? За младенцев, оставленных без попечения родителей, о сиротах, плачущих в детских домах, болящих детях, живущих в больницах, где все пропитано нечистотами, страданиями и болью. Кто помолится за подростков, которые, страдают от одиночества. От той грязи, которую получили в наследство от пьющих родителей, родителей-наркоманов, еще с детства. А кто поможет нашим детям, страдающим в колониях, ставших малолетними преступниками и узнавшими слово ад не понаслышке…

Раньше в советское время все дети хотя бы назывались – «нашими детьми». Теперь появилось понятие – чужие дети. А кто-нибудь, когда-нибудь задумывался, что эти чужие дети, подрастая, будут жить с нами в одном обществе? Что эти дети не могут быть чужими, уже потому, что судьбы их будут пересекаться с нами, и с судьбами наших детей?

И если каждый из них так и не смог пересечься с проявлением любви не только родителей, но и окружающих, то сможет ли этот ребенок когда-нибудь проявить ее сам? И, как правило, сначала дома малютки, затем детские дома, а там, не редко попадание в колонию. Поэтому каждый из нас несет ответственность за судьбу любого из них, как бы мы не отворачивались от этой проблемы, как от оскомины на зубах…Ответственность за то, как вырастут дети – в любви или в полном равнодушии и жестокости. Ответственность за то, какие семена взрастут в сердцах и душах этих малышей, детей и подростков. Ведь мы все состоим в одном обществе.

Ирина Дмитриева

(38)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *